Ветераны

Опубликовано Май 7th, 2020 | Редакция газеты

0

Великая Отечественная война в судьбах красноярцев

В преддверии 75-летия Великой Победы Красноярская библиотека им. Н.Ф. Черноокова предлагает цикл публикаций «Великая Отечественная война в судьбах красноярцев»на странице «Библиотека имени Н.Ф. Чернокова» в группе в Одноклассниках.

Бывают события, которые по прошествии десятилетий стираются из памяти людей. Но есть события, над которыми не властно время. К таким относится Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Сколько бы ни минуло лет, она останется в глубинах народной памяти, ибо это был подвиг всего народа, отстоявшего независимость Родины и спасшего мир от фашизма.

Через горнило этой самой масштабной в истории войны прошли миллионы людей: одни – с оружием в руках, другие ковали оружие Победы на трудовом фронте.

Война не прошла мимо ни одной семьи, ни одного дома. 1418 дней войны унесли около 27 миллионов жизней наших соотечественников. Не понаслышке знают об этом и наши земляки- красноярцы.

Война быстро изменила жизнь Омского пригорода, находящегося за тысячи километров от линии фронта. В годы войны центр Омского (тогда Кагановического) района переместился в село Красноярка. В 1941-1945 годах, по данным Омского военного комиссариата, на территории Омского района было мобилизовано 15 369 человек!

Наше старинное село отправило на фронт 380 своих сыновей и дочерей. Из них не вернулись с полей сражений 137 человек, 39 из них числятся пропавшими без вести. Их имена увековечены на мемориальных плитах памятника павшим односельчанам, открытого в мае 1985 года.

На фронт уходили семьями. Воевали четверо братьев Мининых, Нагибиных, Сидоровых; трое братьев Гребенщиковых, Савельевых; двое братьев Игнатченко, Толстокулаковых, Шумовых; отец и двое сыновей Тизины; отец и сын Кожемякины. Редко какую семью обошли похоронки. 10 фамилий – 40 человек погибших и пропавших без вести. Нагибины потеряли 9 человек; Палецкие – 8 человек, Гребенщиковы – 5 человек, Сидоровы – 4 человека, Тизины, Шумовы и Савельевы – по 3 человека, Толстокулаковы, Кожемякины и Игнатченко – по 2 человека!

Первая похоронка в село пришла на Григорьева Романа Петровича, погибшего 6.09.1941 г. Последними получили похоронки семьи Нагибиных и Олейниковых: в уличных боях при штурме Берлина погибли рядовые Николай Андреевич Нагибин (26.04.1945 г.) и Николай Яковлевич Олейников (3.05.1945 г.).

110 наших односельчан лежат в братских могилах от полей Подмосковья до пригородов Берлина. По боевому пути наших ветеранов можно изучать всю историю Великой Отечественной войны. За каждым из них фронт, дивизия, партизанский отряд, в которых воевал солдат. Красноярцы сражались почти на всех фронтах: от Заполярья до Кавказа и Крыма. Участвовали во всех главных битвах: защищали Москву и Ленинград; сражались под Сталинградом и на Курской дуге, освобождали Украину и Белоруссию, Прибалтику и Крым, страны Северной и Восточной Европы, штурмовали Берлин и освобождали Прагу, воевали с милитаристской Японией.

Маршал К.А. Мерецков о сибиряках писал: «Великая Отечественная война показала несгибаемую волю, стальной характер мужественных воинов-сибиряков»!

На сегодняшний день в Красноярском поселении проживают два участника Великой Отечественной войны:

Лобанцова Прасковья Владимировна родилась в 1924 году. В первый год войны погиб на фронте отец Прасковьи. В 1943 году 19-летняя девушка по комсомольской путевке была отправлена на фронт. В разрушенном Сталинграде после краткосрочных курсов санитарок работала в госпитале. Но вид крови пугал Прасковью до обмороков, и ее перевели в 22 зенитно-прожекторный батальон – прожектористом. В составе 2 Украинского фронта участвовала в освобождении Украины, Белоруссии, Польши. Воинское звание – ефрейтор. Живет в селе Нижняя Ильинка. Имеет награды: орден Отечественной войны 2 степени, юбилейные медали.

 

Червяков Владимир Николаевич родился в селе Лузино Омской области в 1927 году. Окончил училище младших командиров. Был призван в ряды действующей Армии в ноябре 1944 года. Воевал в составе 5 Армии 215 Смоленской дивизии, командир отделения. Освобождал Кенигсберг, Маньчжурию. После демобилизации организовывал работу цехов и подразделений Крутогорского военного завода до выхода на пенсию в 1989 году. В Красноярке живет с 1963 года. Работа совета ветеранов войны и труда Красноярского сельского поселения под руководством Владимира Николаевича многократно была отмечена Почетными грамотами районного и областного уровней. Имеет боевые награды: орден Красной Звезды, орден Отечественной войны 2 степени, медаль «За взятие Кенигсберга», юбилейные медали.

Судьбы участников Великой Отечественной войны представлены на стендах школьного краеведческого музея им. Н.С. Курчугина, в издании Красноярской библиотеки им. Н.Ф. Чернокова «Великая Отечественная война в судьбах красноярцев». Интересна для чтения рукописная книга «Красноярцы – участники ВеликойОтечественной войны». Фронтовиков уже нет в живых, а мы имеем возможность читать их воспоминания.

 Казаков Федор Яковлевич

(1923- 2018)

«Я родился 14 февраля 1923 года в Одесском районе Омской области. В 1941 году закончил Сосновскую среднюю школу. 22 июня в селе Азово проводился праздник сельских тружеников, где я играл в духовом оркестре. И вот здесь в самый разгар веселья нас застала весть о начале войны. С июня по декабрь меня несколько раз призывали на военную комиссию, но так как я играл в духовом оркестре, меня не брали, потому что нужно было торжественно отправлять команды на фронт. В декабре 1941 года нас, группу выпускников школы, направили в Томское артиллерийское училище, которое готовило командиров взводов – младших лейтенантов. Время занятий было нелегкое. Условия учебы были приближены к фронтовым, с выездами в зимнее морозное время в поле на неделю с ночевками в палатках. Выпуск состоялся в августе 1942 года, и сразу же наша группа была направлена на фронт. Попали мы на средний Донской фронт, всех разбросали по разным частям. Я попал в 24 мотострелковую бригаду, которая вышла из боев на формирование и пополнение под г. Тамбов. В этой бригаде я принял взвод управления батареей отдельного артиллерийского дивизиона. После нескольких дней формирования бригада была введена в бои местного значения. Чувствовалась подготовка к большому наступлению с целью удара в направлении Сталинграда. 19 ноября 1942 года началась артиллерийская подготовка по всему фронту. Наша бригада в составе 2 танкового корпуса была введена в прорыв вражеского фронта, чтобы ударить по тылам фашистских войск. Наши пушки цеплялись за танки, расчеты садились на лафеты и двигались вглубь территории, занятой противником. Прорыв был настолько стремительным и неожиданным для противника, что части, расположенные в глубине обороны, не реагировали и вели себя очень спокойно. Мы подходили к деревне, занимали позицию вокруг, обычно ночью спускались в село, заходили в дом и наблюдали такую картину: с русской печи торчали ноги в кованых сапогах – это спали немцы. Поднимали их, выводили и расстреливали. Был такой приказ – пленных не брать. Этот рейд нашего соединения был направлен в район станции Тацинская Ворошиловоградской области. Углубляясь в территорию, занятую противником, мы все дальше отрывались от своих пехотных частей и баз снабжения боеприпасами и ГСМ. Между тем сопротивление немцев нарастало. В одном из боев сопровождавшие нас с комбатом связист и разведчик погибли. Остались на наблюдательном пункте я и комбат. В это время прервалась связь с батареей. Командир предложил мне бежать по линии, чтобы устранить порыв. Это притом, что над нашими позициями кружили немецкие «Юнкерсы». Это был первый настоящий страх, который я испытал. Преодолев его, я с проводом в руках побежал к месту порыва. К счастью, он оказался недалеко. Немцы оправились от шокового состояния, а у нас оставалось по 3-4 снаряда на пушку. И мы вынуждены были отойти от занимаемых позиций для соединения с основными нашими частями. Передвижение нашей бригады приостановилось, и бой приобрел позиционный характер.

Пятое января 1943 года. Знаменитое танковое сражение под Прохоровкой. В одном из боевых эпизодов этого сражения мы подверглись авиационной бомбардировке фашистов. Я был ранен и эвакуирован самолетом в город Балашов и далее в Рязань поездом. Три месяца лечения – и новая часть – 148 стрелковая дивизия 326 артполка. Вспоминаю высоту 254,6 вблизи г. Мало-Архангельска на Орловско-Курской дуге. Здесь была наша долговременная оборона. Эта высота получила название «Высота смерти». Она возвышалась над всей местностью, с нее просматривалась вся глубина обороны противника, поэтому она ежедневно обстреливалась фашистами и бомбилась авиацией. Каждый день погибали наши солдаты. Между Орлом и Курском образовался выступ, далеко вклинившийся в немецкую оборону. Фашисты намерены были отрезать этот выступ, тем самым отомстить за поражение под Сталинградом. Замысел врага стал известен нашему Верховному командованию. Чтобы расстроить планы фашистов, в ночь накануне фашистского наступления все наши артиллерийские минометные стволы открыли ураганный огонь по обороне и в глубину противника. Я в это время со своим разведчиком находился на высоте 254,6. В 4 часа утра началось наступление противника. Оно проходило при предварительной артподготовке с последующей бомбежкой авиацией. На участке, который оборонялся нашей дивизией, как и на других участках, фашистам с большими потерями удалось вклиниться в нашу оборону на 3-6 километров. Дальнейшее их продвижение захлебнулось, и они начала отступать. С этого времени наша часть, преодолевая отдельные очаги сопротивления, стала продвигаться на запад к Государственной границе. За успешное действие батареи по уничтожению боевых точек противника я был награжден орденом Красной Звезды.

Мы освободили с боями Польшу, Чехословакию. Конец войны нас застал под Прагой. За бои по освобождению Польши я был награжден польской медалью «Орден-Нейсе-Балтика» и орденом Отечественной войны II степени. Война закончилась 9 мая 1945 года, но нам пришлось воевать в отрогах Карпат еще три дня. До 1947 года я служил в своей части за границей, после чего был направлен в Забайкальский военный округ, 76 разъезд, где прослужил до мая 1948 года.

Вернувшись домой, я закончил Омский педагогический институт и стал работать в Сосновской средней школе, которую окончил в канун войны. В 1963 году по линии военкомата был направлен в г. Луга Ленинградской области, где прошел трехмесячные курсы командиров ракетной батареи с отличием. Было присвоено очередное звание.

В 1967 году переехал в рабочий поселок Черлак, где работал завучем в средней школе № 2, с 1969 года – директором Черлакской школы-интерната.  В 1977 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР за успехи, достигнутые школой, мне присвоено звание Заслуженного учителя школы РСФСР.

В 1979 году был переведен приказом ОблОНО в распоряжение Омского РОНО с последующим назначением директором Красноярской санаторной школы-интерната. В 1983 году ушел на персональную республиканскую пенсию».

 

Акеншин Тихон Кириллович

(1921-2018)

 «Я, Акеншин Тихон Кириллович, родился 14 сентября 1921 года в Курской области, Короченского района, село Заячье, в семье крестьян. Родители были уроженцами этих же мест. В семье у нас было 7 детей. Жили сначала единолично в красивом большом доме, держали свое хозяйство, был большой сад и пасека, ни в чем нужды не испытывали.

В 1929 году началась коллективизация, образовался колхоз. В 1930 году колхоз еще не окреп, началась засуха. Сгорел весь урожай, не было корма для скота, начался голод. Засуха была и в 1931, и в 1932 годах. Все запасы что были в хозяйстве давно кончились, не было ни муки, ни мяса, ни фруктов, ели все что придется, мелкую мерзлую картошку, траву, собак, ворон и т.д. Даже не брезговали овечьими шкурами, которые резали на полоски и поджаривали. Люди начали опухать от голода, умирали семьями. В нашей семье умерли брат и две сестры.

В 1033 году мы получили письмо от родного дяди из Сибири, который уехал раньше туда с семьей. Он звал нас приехать к нему.

И тогда родители, чтобы спасти нас детей, приняли решение покинуть родные места и уехать в Сибирь.

Перед самым отъездом умер отец, но мать не отменила своего решения уехать, даже после смерти отца. Она собрала нас четверыхдетей, и мы двинулись в путь. Ехали сначала на товарном поезде до г. Тулы, затем пересели на поезд, который шел до г. Омска, нас ехало три семьи. По прибытии в Омск мы отправились на Речной вокзал, где вербовали рабочих. Две семьи сразу же взяли на работу, т.к. в этих семьях были трудоспособные мужчины. А мы с мамой остались ждать дальше, у нас не было трудоспособных мужчин, мне было 12 лет, младшему брату 8 лет, сестрам одной 17 лет, другой 14 лет.

На наше счастье подъехал к нам трактор, в котором сидела женщина. Она тоже вербовала рабочих на сезонные работы (садить капусту, огурцы, помидоры) и мы согласились. Привезли нас на место, дали нам небольшую комнатку, где мы и временно поселились. Мама и сестры садили и поливали овощи.  Нам с братом тоже нашлась работа, мы строгали колышки под помидоры. Когда в колышках отпала необходимость, меня поставили наливать воду бадьями из колодца для скота. Вот так я уже в 12 лет понял, что такое труд.

Лето прошло быстро, сезонные работы закончились и в сентябре 1933 года мы были вынуждены искать новое место жительства и новую работу. Мам привезла нас опять на Речной вокзал, откуда мы пароходом добрались до с. Красноярка, где жил мой дядя, который звал нас к себе.

По приезду в с. Красноярка мы устроились на жилье у дяди в землянке. Было очень тесно, у дяди своя семья и нас еще 5 человек, но деваться было некуда, так и жили, на подходе была зима. Мам устроилась на работу свинаркой, сестра в МТС.

Перезимовав, мы решили выкопать свою землянку, накрыли ее пластами дерна, сестра выложила печь. И получилось для того времени не плохое жилье. Прожили мы в с. Красноярка до декабря 1934 года, а в декабре вышла замуж в д. Ильинка. Отчим был вдовцом и было у него 5 человек детей, к ним добавились мама и мы с братом. Старшие сестры с нами не поехали, они остались жить в с. Красноярка.

И так началась наша новая, но очень бедная жизнь. Семья была большая, одеть и обуть было нечего, ели тоже не вдоволь. Учиться мне пришлось всего 1-1,5 месяца, ходить в школу было не в чем. А весной 1935 года в возрасте 13,5 лет я пошел работать в колхоз, весной боронил на лошадях, в другой сезон работал на разных работах. В мае 1940 года я встретил свою судьбу, Хамову Анну Никоноровну, мы поженились и прожили вместе более 50 лет. Вырастили двух детей, обросли внуками, а я дождался и правнуков.

В октябре 1940 года меня призвали на воинскую службу в 143 артполк артиллеристом в Мурманскую область. Служба была не простой, кроме изучения материальной части пушек, мы еще должны были вычистить и выхолить лошадей, преданных к орудиям, накормить их. И так как каждый день, а чистка лошадей была обязательной и принималась начальством очень строго. В Мурманской области я прослужил 8 месяцев и 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Наше артиллерийское подразделение пушек 76 миллиметровых передислоцировали на 20-й километр от Мурманска, где мы и заняли оборону.  Но долго на одном месте мы не задержались, меняли позиции, отступали. Вскоре враг прорвал оборону, и мы попали в окружение. Около 7 дней мы были в окружении, голодали, т.к. продукты нельзя было доставить, пили мутную воду, размачивали таблетки, предназначенные для лошадей и кушали их. Выйдя из окружения, мы получили приказ оставить свою батарею вместе с пушками и лошадьми и влиться в состав 95 пехотного полка, который стоял на передовой. Дойдя до полка, мы получаем приказ вновь вернуться на место дислокации нашей батареи. Но придя на свою батарею мы увидели жуткую картину, все пушки при бомбежке превратились в груду искареженного металла, все лошади были перебиты. После этого личный состав нашей батареи отправили на переформировку.

Мы получили новые 76-мм. пушки, лошадей «монголок» и нас отправили на прежнее место под Мурманском, где мы продолжали воевать. После освобождения Заполярья, нас перебросили под Кенигсберг, где мы принимали участие в боях за взятие его. Я был легко ранен. После освобождения Кенигсберга мы вошли в Польшу, где тоже шли ожесточенные бои, меня контузило. В конце 1944 года нас переучили на водителей танков и гвардии старшим сержантом до конца войны я воевал в танковых войсках. Окончание войны я встретил в 30 километрах от Добергина, так что брать Берлин мне не посчастливилось.

После окончания войны я еще год служил в Армии и демобилизовался 11 мая 1946 года. После демобилизации я пошел работать в колхоз в Нижней Ильинке, получил трактор и проработал трактористом до 1960 года. В 1960 году по болезни врачи не разрешили мне работать на тракторе, пришлось перейти на другую, более легкую работу. Работал на электростанции, подавал свет в деревню, после того как нас подключили к единой энергосистеме и электростанцию закрыли, я пошел работать скотником.

Проработал скотником до 1981 года и в этом же году ушел на заслуженный отдых. Общий мой трудовой стаж составил 48 лет. После выхода на пенсию я занимался своим любимым делом, растил и ухаживал за садом. Садом я занимался буквально до последних лет пока хватало сил. Сейчас свое любимое дело я передал детям и внукам».

Уважаемые земляки, юбилейный год Победы располагает к сбору дополнительной информации об участниках Великой Отечественной войны. Красноярская библиотека ждёт от вас недостающую информацию и фотографиифронтовиков. Пишите нам на почту krasnoyar_lib@mail.ru.и в группу в Одноклассниках https://ok.ru/profile/578102976469.

Татьяна Матисон

 

Метки:




Комментарии закрыты.

Наверх ↑
  • Мы в социальных сетях

  • Выпуск: №43 от 29.10.2020