История

Опубликовано Ноябрь 19th, 2020 | Редакция газеты

0

«Свечи поставьте, колени склоните»

Много суровых испытаний, жертв и лишений выпало в XX веке на долю нашей страны. Две мировые и Гражданская война, голод и разруха унесли десятки миллионов жизней. Но и на этом фоне страшными страницами нашей истории стали политические репрессии, волна которых прошла по всему Союзу в конце 1930-х гг.

1937-й остался в памяти большинства людей как год начала периода репрессий, называемого иногда даже периодом «большого террора». Был издан Приказ НКВД СССР  № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». 1937 г. стал лишь началом основного, «официального» потока репрессий, которые коснулись и жителей Ачаирского, обвиняемых в основном по статье 58 УК РСФСР за контрреволюционную деятельность. В Книге памяти жертв политических репрессий чаще обвинение так и звучало: «пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (статья 58-2-58-9), а равно распространение или изготовление, или хранение литературы того же содержания». Обычно это влекло за собой срок не менее шести месяцев.

Все арестованные, сосланные и расстрелянные – люди разных национальностей, имевшие разный уровень образования, возможно, даже разные политические взгляды и убеждения. Были среди них и чернорабочие, и политики, и агрономы, и крестьяне-единоличники. Русские, поляки, украинцы, белорусы, немцы… Однако все они попали в круговорот истории, из которого было трудно выбраться. Их имена навсегда вписаны в Книгу памяти жертв политических репрессий: Ефим Андреевич Бондаренко, по национальности украинец, работавший сторожем свинарника, приговорён к высшей мере наказания за контрреволюционную агитацию без ссылки на закон и расстрелян 13 марта 1938 г. в Омске. Никита Ильич Екимов, рыбак, родившийся в деревне Покрово-Иртышское и живший в Ачаирском, также был расстрелян за контрреволюционную деятельность в 1937  году. Сторож фермы № 1, украинец Фёдор Антонович Кочура; австриец из Румынии Иван Николаевич Луч, бывший конюх из Ачаирского; белорус Максим Осипович Мороз, член совхоза; украинец Тимофей Гаврилович Пилипенко, член правления колхоза «Гудок». Рабочий свиносовхоза, уроженец Покрово-Иртышского Леонтий Степанович Пузанов; жительница Ачаирского Дарья Егоровна Солянюк; поляк Николай Викентьевич Чесновский, сторож совхоза, – все они были расстреляны по обвинению в контрреволюционной деятельности по пунктам 10–11 статьи 58.

Из воспоминаний нашего односельчанина  Петра Васильевича Гулака:

«Во времена столыпинской реформы дед Михаил Филиппович в 1908 году приехал с семьей в село Плотниково Горьковского района Омской области. Им выделили землю, дали подъемные. Зимой ездили в северные районы и везли оттуда лес на постройку домов. Отец Василий Михайлович и мать Прасковья Константиновна поженились, и в 1922 году у них родилась дочь Ольга. В 1924 году — сын Дмитрий, в 1926 году — сын Иван, а в 1928 году — сын Пётр. За эти годы они вырастили много скота, купили жатку, сенокосилку и прочий инвентарь.

В 30-е годы семью раскулачили. Отобрали всё, даже двухэтажный дом, в котором позднее разместили сельсовет. Прасковья Константиновна старших детей спрятала у соседки бабы Евги, а с младшим сыном Петром прятались в кустах ракиты. Отца Василия Михайловича увезли в Томскую область Нарымский край. Через несколько месяцев он сообщил семье, где находится, и дед Михаил собрал всю семью и повёз в Томск. В ссылке они прожили до 1937 г. Там родились ещё два брата Георгий и Михаил. Отец работал на шпалозаводе, лошади подтаскивали бревна к пилораме.

После ссылки семья переехала в совхоз «Ачаирский», где купила сложенную из пластов глины избу. Жизнь стала, вроде бы, налаживаться, но 14 февраля 1938 года деда и отца вновь арестовали. Через долгое время отец прислал письмо, в котором сообщил, что находится в городе Красноярске, а деда и других стариков увезли в неизвестном направлении. Это уже в наши дни семья узнает, что деда Михаила Филипповича через месяц после ареста расстреляли за то, что нашли у него Библию.

Отца Василия Михайловича отправили на лесоповал, где суточной нормой на человека были восемь кубометров леса. Кто норму не выполнял, не давали хлеба. При таких условиях погибло много людей. Было Василию Михайловичу тогда 34 года. Вернулся Василий Михайлович к семье в Ачаирский ровно через 10 лет, в феврале 1947 г.

30 января 1959 г. отец и сын были реабилитированы за отсутствием состава преступления».

Родители Марии Брониславовны Бобровской — Бронислав Антонович и Стефания Антоновна, поляки с российским гражданством – жили на заимке у реки Оша с семью детьми. Имели свою мельницу, пасеку, вели огромное хозяйство. Жили они безбедно, пока не начались раскулачивания. В 1931-м году на главу семьи начались гонения. Кто-то написал донос, и Бронислава Антоновича арестовали.

Когда Стефания Антоновна понесла мужу передачу, встретила знакомого семьи, который занимал высокую должность. Все рассказала ему и тот помог освободить мужа. Семья решила уехать в Черлак. И хотя у семьи все уже отобрали, гонения не прекратились. Броневицким пришлось бежать в Киргизию.

Чтобы прокормить большую семью, Брониславу Антоновичу приходилось много работать: столярничал, работал парикмахером, играл на кларнете. Но органы УНКВД не оставили его в покое и в 1938 году снова арестовали за контрреволюционную деятельность. Отпустили отца в 1939 году.

В 1942 году отца забрали вновь, обвинив в антисоветской агитации. Чтобы не пострадали дети, Стефания Антоновна увезла всех обратно в Сибирь.

Целый год Бобровского пытали, жестоко избивали, заставляли расписаться на чистом листе бумаги, чтобы затем сфабриковать обвинения. Душа Бронислава Антоновича не выдержала, и он сошел с ума, так и не подписав бумаги.

1943 году его осудили к 10 годам лишения свободы с последующим поражением в правах после отбытия срока наказания на три года и увезли в Ташкентскую психиатрическую больницу, где 15 апреля 1945 г. он скончался.

В 1991 году дело Бобровского было пересмотрено, а сам Бронислав Антонович полностью реабилитирован.

До войны многодетная семья  Василия Алексеевича и Татьяны Николаевны Стельмах проживала на Украине. Когда во время войны фашисты захватили Киев, то всех местных жителей сгоняли на тяжелые работы. Кто отказывался – расстреливали. А когда советская армия освободила Киев от захватчиков, то всех работающих на фашистов сослали в трудовую армию, в том числе и семью Стельмах. По дороге на пересылку семья Стельмах бежала. Во время побега они разделились и больше уже никогда не встретились. Мать с детьми поймали и сослали в Сибирь в Тевризский район, старших детей распределили по детским домам. Отец очутился в Хабаровске. В 1954 году семью реабилитировали. Одна из дочерей, Теодозия Васильевна, вышла замуж и стала Муравьевой. В 1976-м году она с мужем из Тевризского района переехала в совхоз Ачаирский, где проживает по ныне. Сейчас Теодозия Васильевна на заслуженном отдыхе.

Павел Петрович Дизер, 1923 г.р. Родился и жил в Саратовской области. Во время войны были гонения всех русских немцев и в 1943 году Павла Петровича вместе с отцом Петром Иосифовичем забрали в трудовую армию на тяжелые работы. В 1944 году во время пересылки они бежали в Русско-Полянский район Омской области, но там их обнаружили и поставили на учёт под наблюдение комендатуры. В 1946 году Павел Петрович женился на Вере Андреевне, впоследствии у них родилось шестеро детей, но уезжать куда-либо им не разрешалось. В 1948 году умирает отец, к тому времени он жил в городе Омске, и Павел Петрович едет его хоронить без разрешения комендатуры. За это самовольство его арестовали, но через пять суток отпустили.

В 1954 году Павла Петровича реабилитировали. В 1978 году семья Дизер переехала в совхоз «Ачаирский». Всю жизнь до самой пенсии Павел Петрович работал бухгалтером.

В нашем посёлке проживала Валентина Михайловна Ёлгина, дочь репрессированного Михаила Тимофеевича Потрубейко, уроженца Польши. До ареста Михаил Тимофеевич с семьей проживал в селе Тевриз Тевризского района Омской области. Работал счетоводом базы потребсоюза. 16 октября 1938 г. был осуждён тройкой УНКВД Омской области за шпионаж и контрреволюционную деятельность. Конфискация имущества не предусматривалась.

17 ноября того же года в возрасте 35 лет Михаил Тимофеевич Потрубейко был расстрелян в городе Таре Омской области. Указом президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. он реабилитирован. Его дочь Валентина Михайловна всю жизнь проработала учителем в Ачаирской школе.

Ещё одна трагическая, нелёгкая судьба семьи сибирских немцев Александра Адамовича Бургарта (1904 г.р.) и Амалии Ивановны (1908 г.р.). Сначала семья с шестью детьми проживала в селе Александровка Одесского района, затем в деревне Филинка. Когда началась война всех немцев поимённо переписали, а затем повестками начали вызывать в Лукьяновский сельский совет для отправки в трудовую армию. Повестки пришли отцу Александру Адамовичу и старшим детям: дочери Амалии и сыну Андрею. Амалию вернули назад, так как выглядела она почти ребёнком, отца и сына отправили в трудовую армию. Оттуда они уже не вернулись. Амалия Ивановна с дочерьми: Амалией, Екатериной, Лидией, Эллой, Надеждой, чтобы получать продовольственные карточки, работали, кто на поле, кто на ферме.

1958 году они переехали в совхоз «Ачаирский». Многие из вас знают их.  Амалия Александровна Бургарт и  Элла Александровна Свириденко до пенсии работали свинарками.  Надежда Александровна Екимова работала прачкой в бане.  Лидия Александровна Шевченко работала в больнице санитаркой.  Екатерина Александровна Глуцкая шесть лет проработала техничкой в сельском совете, остальные годы воспитывала детей.

Память замученных в пытках священна.
Память убитых в застенках нетленна.
Где их могилы? Никто нам не скажет.
Пусть на тела их земля пухом ляжет.
Жертвам репрессий с открытой душой.
Провозгласите всевечный покой.
Свечи поставьте, колени склоните,
Память о них навсегда сохраните.

В 2004 году Указом губернатора Омской области создан комитет по защите прав реабилитированных жертв политических репрессий управления делами правительства Омской области.

По решению правительства Российской Федерации, во всех регионах созданы Книги Памяти жертв политических репрессий.

Е.П. Екимова,
заведующий Комсомольской библиотекой-филиалом №9 

 На снимке (вверху): супруги  А.А. и А.И. Бургарт

Метки:




Комментарии закрыты.

Наверх ↑
  • Мы в социальных сетях

  • Выпуск: №47 от 26.11.2020