Власть

Опубликовано Июль 29th, 2021 | Редакция газеты

0

Г. Долматов: «У нас в местных администрациях уже больше 80 % сотрудников привиты»

Глава Омского района – о дорогах не уровня Меркель, пандемии, ритуальном беспределе, пресловутой «желтой угрозе» и Иртыше без пляжей.

Беседа с Геннадием Долматовым началась под аккомпанемент звонков – всем срочно нужны комментарии по ситуации в Верхнем Карбуше, жители которого попросили помочь с ремонтом местной дороги канцлера Германии Ангелу Меркель (эта деревня, входящая ныне в состав Троицкого сельского поселения, была основана немецкими переселенцами). Поскольку тема дорог для района и без того всегда злободневна – с позволения главы с неё и начинаем.

– Геннадий Геннадьевич, для многих жителей, особенно городских, уже привыкших к тому, что проблема с дорогами в последние годы действительно решается, в их ремонт и реконструкцию направляются большие деньги, трагикомическая ситуация с Верхним Карбушем не совсем понятна.

– На дорожный ремонт и строительство в последние годы действительно направляются очень значительные средства. Но здесь нужно понимать, что все автотрассы делятся условно на четыре группы – дороги внутри поселений, межпоселенческие (связывают небольшие населенные пункты), трассы регионального значения и, наконец, федеральные магистрали. И эти дороги, мало чем отличающиеся, с точки зрения обычных жителей, находятся в ведении совершенно разных уровней власти, финансируются из бюджетов разных уровней, часто с софинансированием, в рамках различных федеральных и региональных программ. Те деньги, что выделяет федерация, – это, конечно, огромное подспорье для региона. Нужно отдать должное и губернатору, что он привлекает много ресурсов для формирования дорожного фонда. Федеральные дороги ремонтируются по федеральным программам, региональные дороги стали лучше, особенно северная их часть, которая была «убитая» совсем. И южное направление, центральные магистрали, которые связывают межмуниципальные соединения. И по городу Омску мы видим то, что было, и то, что стало. Есть с чем сравнивать – город преобразился. В предыдущие годы, как мы с вами хорошо знаем, мало вкладывалось в дорожную инфраструктуру в силу различных причин – сейчас вкладываются миллиарды рублей. Но с селом, с периферией, с районами всё сложнее…

«Антон Александрович Заев сдержал свое слово»

– У нас на территории района около тысячи километров автодорог, на которые ложится очень большая нагрузка, местами сравнимая с городской. Все, кто въезжает в Омск и выезжает из него, едет через Омский район – и далеко не всегда по трассам федерального и регионального значения. У нас порядка 100 тысяч человек официально зарегистрированного населения и еще до 150 тысяч (пик – в летний период) горожан периодически приезжают к нам, одних только садоводческих товариществ полторы сотни, многие омичи и живут постоянно там, будучи зарегистрированными в городе. То есть до четверти миллиона человек суммарно. Агломерация дает о себе знать, и, конечно, с дорогами мы имеем проблемы.

При этом деньги, что выделяются на дороги в районах, до недавнего времени делились поровну – одинаковые суммы каждому району. В последние три года это было порядка 300 миллионов рублей на дороги сельских поселений Омской области ежегодно. То есть с учетом, что у нас 32 района – примерно по 10 миллионов на каждый. Не хочу обидеть никого из своих коллег, но существует объективная реальность: если у нас тысяча километров дорог и 250 тысяч человек – это одна нагрузка, если брать малолюдные северные районы области – там, конечно, нагрузка на дороги ниже. Мы добивались того, чтобы дифференцировать этот процесс и в итоге методика распределения дорожных денег была изменена по нашей инициативе. Поддержал её Антон Александрович Заев, за что ему благодарен – он сдержал свое слово. Теперь по новой методике мы вместо 10 миллионов рублей на внутрипоселковые дороги получаем порядка 25 миллионов. С одной стороны – в 2,5 раза сумма увеличилась, даже в 3, доходим до 30 миллионов. С другой – чтобы полностью отремонтировать дороги в одном только вышеупомянутом Верхнем Карбуше, нужно 43 миллиона – согласно проекту, который поселение заказывало и который мы частично оплачивали (сам по себе такой проект – тоже недешевое удовольствие, до полутора миллионов). По грубым подсчетам, нам в районе на внутрипоселенческие дороги ежегодно нужно больше в 10 раз, порядка 300 миллионов – то есть столько, сколько сейчас на эти цели распределяется по всей области.

Есть еще отдельная программа в регионе, бюджет которой наполняется за счет разных ресурсов. По этому году, если не ошибаюсь, там порядка 120 миллионов рублей было. Выделяются они по конкурсу. Комиссия, которая производит отбор, комплексно смотрит, куда отдать деньги. Это как в семейном бюджете: есть деньги, и ты смотришь, как и на что их потратить. Логично, что в приоритете самые проблемные места. Комиссия отбирает территории. Верхний Карбуш подавал заявку, но не прошел, не попал в план на 2021 год. Поэтому еще в феврале было принято решение перенести этот объект. Сейчас ямочный ремонт сделали, в проект вносят корректировки, потому что изменилась стоимость материалов, изменились некоторые технические параметры – будут участвовать в отборе на следующий год.
Мы работаем по этому же принципу. Нам на внутрипоселковые дороги дают 30 миллионов, мы с главами поселений также собираемся и обсуждаем: «Куда? У кого сегодня самая плохая ситуация?..». Чтобы не распыляться, не «размазывать» эти 30 миллионов тонким и почти неощутимым слоем по всему району, направляем средства туда, где совсем туго. Чтобы затем 5–6 лет можно было ездить по этой дороге, забыть про нее на это время.

Межпоселенческие дороги мы тоже отрабатываем, по ним все более или менее нормально, туда стабильно выделяем ресурсы, содержим в нормативном состоянии. Хотя не скажу, что все идеально. Много дорог, которые требуют ремонта. На омский регион было дополнительно выделено 800 млн рублей на сельские дороги. Но это именно подъездные дороги, которые относятся к межпоселковым. У нас будет несколько дорог отремонтировано: Ульяновка, Андреевка и еще два поселения.

Сейчас уже можно относительно уверенно говорить, что за последние 2–3 года удалось ощутимо подтянуть магистрали, межмуниципальные дороги. И теперь мы очень рассчитываем, что акцент будет смещаться в сторону именно внутрипоселковых дорог. Да, у нас есть отдельные поселения, которым удается решать эту проблему за свой счет, например, Иртышский поселок в 2020 году потратил на эти цели 21 миллион – со своим системообразующим предприятием могут себе такое позволить. Неплохо в этом смысле дела в Лузино, Дружино, Комсомольском поселении, куда сейчас бизнес завели, много инвестиционных проектов. Но они, скорее, исключение из правил, остальным нужна помощь.

– Проблема сейчас только в выделении средств из бюджета? Помнится, когда первые серьезные деньги стали выделять на дорожный ремонт, повсеместно возникали ситуации, когда их не могли освоить: пока переведут, разработают условия конкурса, объявят торги, подведут их итоги – уже и работать некогда, сезон заканчивается, неизрасходованное возвращается в бюджет.

– Да, такое раньше часто бывало, многие помнят, наверное, как с дорогой к поселку 18 Партсъезд на эти грабли мы три года подряд наступали, потому что деньги приходили в лучшем случае только в августе. Но сейчас процесс уже отлажен. Поменяли подход, уже года два работаем с опережением: заявки собираем осенью, в феврале уже деньги определены, в марте можно начинать торги. Еще вначале была проблема с неготовностью дорожников к таким объемам – когда деньги в больших объемах только пошли, дорожная отрасль не была готова «съесть» так много и практически «захлебнулась».

Однако и сейчас проблема с неосвоением снята не полностью. Причем это проблема федерального уровня, связанная с нормами ФЗ № 44. Мы не можем установить какие-то свои, более жесткие критерии отбора – ФАС увидит в этом ограничение конкуренции. Серьезным, крупным строителям-дорожникам сельские дороги пока не интересны – они соревнуются за большие заказы по ремонту и строительству в городах, на федеральных трассах. На сельские же торги часто недобросовестные люди приходят, которые вообще не умеют работать, строить дороги. Приходят просто «срубить деньги». Омский район на данный момент судится по трем дорогам – там такие вот подрядчики торги выиграли, а обязательства не выполняют. Деньги в результате висят, мы не можем работать. Поэтому дай нам на село прямо сейчас миллиард рублей, не факт, что мы их освоим – не хватит на всех добросовестных подрядчиков.

Пить можно – купаться нельзя?

– Давайте от дорог перейдем к другой хронической проблеме региона – с водоснабжением – как она решается в районе?

– По водоснабжению все идет по плану. В завершающей стадии строительные работы на водопроводах Красноярка – Чернолучье, от Крутой Горки до оздоровительной зоны, и от Омска до села Андреевка. В рамках реализации федерального проекта «Чистая вода» в 2020 году установили в районе три локальные станции очистки воды – в этом к ним должны добавиться еще четыре. Они позволяют очищать воду, взятую из любого источника – из скважины (скважин с чистой артезианской водой у нас, к сожалению, нет – есть только техническая, как бы глубоко ни бурили), из Иртыша.

– Насколько чиста сейчас иртышская вода, учитывая, что горожанам в ней даже купаться не разрешают?

– И люди в итоге все равно купаются в неразрешенных местах и регулярно тонут. Только у нас в районе в этом году на Иртыше уже погибли 7 человек. Касательно же качества воды: в Комсомольском сельском поселении, где станцию очистки воды открыли осенью прошлого года, до этого исследовали воду из Иртыша в течение трех лет – и на разливе весной, и в период жары, когда микроорганизмы активно развиваются, и когда Иртыш обмелел. И вода эта показывала и показывает качество питьевой. Единственный показатель, по которому иртышская вода в отдельных пробах не проходила по СанПИНам – это мутность. Но при этом в том же самом Комсомольском мы два с половиной года не можем организовать пляж! Я считаю, что здесь серьезная проблема во взаимодействии между министерствами, ведомствами и службами в регионе. Точнее, в его отсутствии. Мы вышли с инициативой на первого заместителя губернатора, пробуем создать не уровне областного правительства межведомственную группу или комиссию из представителей всех (не)заинтересованных структур: Роспотребнадзор, ГИМС, МЧС, министерство природных ресурсов и экологии и пр. Мы ведь в Комсомольском вложили вместе с поселением в проект еще три года назад более миллиона рублей: закупили оборудование, обучили персонал, завезли песок, выполнили исследования, получили заключения. Есть, кажется, все, чтобы пляж заработал. Нет – теперь еще требуют документы на право пользования водой от минприроды. Срок ожидания – до 65 дней. И так, пока ходишь, уже лето проходит… У нас в районе только по Иртышу протяженность 130 километров, по двум берегам соответственно, 260 километров береговой линии – и это только по прямой, без учета островов, многие из которых в жару сейчас буквально облеплены отдыхающими. Мы подсчитали – на нашей территории нужно открывать порядка 13 мест отдыха в акватории Иртыша. Тогда я смогу с людей строго спрашивать, почему они купаются в несанкционированном месте, если есть специально отведенное. Но сейчас же у нас на всю двухмиллионную Омскую область 1 (один!) официально работающий пляж! Да и тот не на Иртыше – у небольшого водоема рядом с частным профилакторием «Колос».

Как «китайская угроза» бюджет спасала

– От водных потоков перейдем к денежным. Уже прошло первое полугодие второго пандемийного года – каким оно в целом было для Омского района?

– Год непростой. Да, с учетом пандемийного периода и непростых времен, которые переживает вся страна, регион и мы в частности, идем нормально – что касается бюджетных процессов. Но это еще пока та инерция, которую мы закладывали в предыдущие периоды: ранее начатые инвестиционные, бизнес-проекты и т. д. Доходная часть пока соответствует плану, но мы уже недополучаем запланированные доходы по разным причинам.

Связано это с рядом факторов: снижение нормативов, налогового потенциала (все-таки 20‑й год сказался на малом и среднем бизнесе). У нас один из крупнейших налогоплательщиков – птицефабрика «Иртышская» – серьезно пострадал от птичьего гриппа и сейчас только восстанавливается. Если все благополучно сложится, фабрика выйдет на докризисные объемы только в следующем году, в этом – максимум на 70 % мощностей. Другой флагман – «Омский бекон» – у нас тоже «просел» с учетом того, что там начали глобальную реконструкцию Чунаевского свинокомплекса, которая далека до завершения. Общий объем поголовья в итоге снижен. Обещают, что затем снова нарастят, но конкретные цифры и даты пока не озвучивают.

– Если было такое падение по флагманам – за счет кого удалось удержать бюджет в рамках?

– Спасибо за прирост платежей можем сказать, в частности, «ЗМК Мост», «Компуру», «Лузинскому зерну» и «Лузинскому молоку», «Колосу» и «Коммунальнику». Но больше всего средств на закрытие разрывов мы получили от нефтезавода – напрямую и косвенно. Это, во‑первых, увеличение на 80 миллионов платы за негативное воздействие на окружающую среду от ОАО «Газпромнефть-ОНПЗ» по итогам подачи годовой декларации за 2019 год. А во‑вторых, главный подрядчик, работающий по проекту глобальной реконструкции ОНПЗ, местный филиал ООО «Китайская национальная химико-инженерная строительная компания № 7» (China National Chemical Engineering No.7 Construction Company Limited или просто СС‑7) вышел на второе место среди крупнейших плательщиков НДФЛ в районе.

– Это те самые китайские строители, против строительства городка для которых протестовали в 2018 году в поселке Омский?

– Да. Тогда многие к проекту скептически относились, были петиции, демонстрации: зачем нам китайцы. Причем организовывали акции протеста часто граждане, которые даже отношения к нашему району не имеют… А сегодня это достаточно серьезный источник нашего дохода, львиная его доля. И жители Омского ничего от этого не потеряли, поселение сегодня имеет шикарную отремонтированную дорогу от «Газпрома», детские площадки, развитую инфраструктуру. Готов проект на реконструкцию системы водоснабжения, газификация Зеленовки и Березянки в этом году заканчивается. Дом культуры в Березянке отремонтировали, центр преобразился. Очень много плюсов! Сейчас жители это видят. При этом с самими строителями жители почти и не пересекаются – а представьте, если бы эти три с половиной тысячи китайцев (которые еще и периодически сменяются новыми прибывшими) надо было бы, как кто-то предлагал сначала, расселить где-то по Омску, да еще и в условиях пандемии?

У нас 55 % преподавателей уже привиты

– Раз уж мы в очередной раз произнесли слово «пандемия», давайте о борьбе с ней. В частности, о вакцинации и недавнем постановлении главного санитарного врача области, по которому вам, как органу власти, нужно срочно привить не менее 60 % персонала. Как идет этот процесс, какие трудности, в конце концов, ваше личное отношение к этой новой норме?

– Норма имеет место быть, мы ею руководствуемся, пользуемся. И прекрасно понимаем, с чем связана та же срочность, набор категорий, для которых прививка обязательна. Например, педагоги 1 сентября должны прийти в школы уже с определенной защитой. И мы сейчас эту работу активно проводим. У нас в образовательных учреждениях района работают 2000 человек, из них на момент нашей с вами беседы 55 % уже привиты. Понятно, что есть люди с медотводом, как только медотвод закончится – они также будут прививаться. По администрации района и сельским администрациям в среднем привиты больше 80 %. сотрудников. Заседание районного штаба по коронавирусу мы проводим два раза в неделю: во вторник и четверг, все данные видим.

Люди смотрят сомнительные ролики в соцсетях и считают, что вакцинироваться не надо. Я, пользуясь рупором прессы, хочу сказать: всё, что там пропагандируется, не имеет отношения к реалиям. Все решения губернатором и штабом принимаются исключительно в соответствии с мнением врачей. Это не только Александр Сергеевич Крига – это министерство здравоохранения, большое медицинское сообщество, в том числе это врачи, которые работают в красной зоне и видят каждый день, как умирают люди.

– А как ситуация с наличием вакцины?

– Вакцины недостаточно. Мы перешли тот рубеж, когда желающих больше, чем запасов вакцины.

– Сами вы, кажется, успели уже переболеть коронавирусом?

– Я и переболел еще в первую волну и уже привился обоими компонентами. Сдал анализ на антитела: защитный буфер достаточно высокий. Да, сейчас и это гарантии 100 % не дает, но все, что лично я мог сделать для защиты себя и окружающих, я сделал.

Ритуальные дела могут перерасти в уголовные

– Так или иначе, пандемия, увы, регулярно увеличивает список умерших. Городские кладбища переполняются, в очередной раз в горсовете на днях поднимали тему строительства крематория. У вас, насколько помню, был инвестор, готовый строить такой объект на территории района, – что с этим проектом?

– У нас площадка была определена еще в 2013–2014 годах в рамках инвестиционного совета. Эту территорию вблизи Юго-Восточного кладбища, в сторону Морозовки, мы давным-давно подготовили под строительство крематория. Зашли на площадку одни интересанты, взяли в аренду – ничего у них не получилось, вернули. Года два назад взяли другие. У них, вроде, был на стадии завершения подготовки проект. Как на данный момент обстоят дела, мне сейчас сложно сказать. Но, думаю, если бы они были готовы, давно бы пришли к нам за разрешением. Что же касается переполнения городских кладбищ… У нас есть две территории – Лузино, Приветное и Ключи, Александровская усадьба. Там ритуальный беспредел какой-то, по-другому назвать не могу! Сегодня там безо всяких разрешительных документов происходят любые захоронения. Мы провели муниципальный контроль, зафиксировали факты, направили информацию в правоохранительные органы. Реакция уже пошла. Сейчас первое, чего мы добиваемся, – прекращение несанкционированных захоронений. Второе – приведение кладбищ в соответствующие границы и организация работы в рамках закона. То, что все происходит не без одобрения глав поселений, – факт! Главы поселений говорят: у нас территории не оформлены, занимаемся оформлением, что-то рассказывают о каких-то «отсроченных платежах». Ряд предупреждений прокуратура им уже вынесла.

О газе, пчёлах и «Королеве»

– Геннадий Геннадьевич, недавно опять пчеловоды жаловались на мор пчел, а ведь вопрос уже неоднократно прорабатывался. Как такое могло произойти?

– У нас договоренность с сельскохозяйственными предприятиями есть, со всеми проработали. Везде на сайтах муниципальных поселений предупреждали, проводили собрания. Фермеров предупреждали: есть судебная практика, которая складывается уже не в их пользу. Но, к сожалению, в этом году в Калинино все же произошел мор пчел. Тут чисто человеческий фактор: специалисты предприятия с агрономами, которые поехали опылять посевы, не уведомили администрацию. Агроном знал, был предупрежден, но, когда с ним потом разговаривали, сказал: «Я просто забыл».

– Не хотелось бы заканчивать беседу на негативе. Давайте о чем-нибудь хорошем, позитивном. Как, например, вам президентское решение о бесплатном подводе газопроводов к участкам граждан? Омский район ведь весьма активен в плане газификации, перевода граждан на индивидуальное газовое отопление и т. п. Как новая уже законодательная норма влияет на ваши планы и решения?

– Решение президента я считаю абсолютно правильным. Во время работы главой района я увидел уже, столько спекуляций вокруг газификации – мама не горюй, стоимость подключения зашкаливала, превышала все разумные пределы! Но одного решения главы государства недостаточно – к нему должны появиться нормативные акты. Мы их ждем, как манны небесной. Чтобы правила игры были понятны, например, кому будут возмещаться затраты – человеку или организации, которая провела техническое подключение. Люди эту новость, конечно же, услышали – и начали ждать. Передумали газифицироваться прямо сейчас. В итоге мы в этом году хотели перевести на газ четыре территории, а получится, видимо, только две – еще по двум взяли паузу. По первым двум люди просто согласны уже сейчас вложиться, а позже получить компенсацию, поскольку глава минэнерго Новак сказал – новый порядок начинает действовать непосредственно с момента заявления президента.

Но мы, как муниципальное образование, понимаем, что уже «попали». Две убыточные центральные котельные, которые должны были уже сейчас закрыться, теперь проработают, минимум, еще один сезон. А лично я даже не знаю, что людям в тех населенных пунктах конкретно предлагать, какие будут условия – пока нормативки нет.

– У вас же на эти работы по замене теплоисточников, наверное, были средства заложены – демонтаж или консервация котельной, индивидуальные котлы…

– И перекладка водопровода, который в Ульяновке проложен вместе с теплотрассой от этой котельной, и много чего еще… Но с другой стороны, поверьте, у нас есть еще много направлений, на которых пригодятся эти пока высвободившиеся деньги. В следующем году Омский район, например, впервые за все постсоветское время будет принимать у себя «Королеву спорта». Подготовка уже идет полным ходом. По нашим подсчетам, нужно вложить в инфраструктуру еще порядка 70 миллионов. В прошлом году сделали спортзал и площадку, сейчас готовим футбольное поле, делаем ремонты. Да и обычных статей расходов предостаточно – школы, культурные объекты. Деньги точно не пропадут.

vomske.ru

Метки:




Комментарии закрыты.

Наверх ↑