История

Опубликовано Май 7th, 2020 | Редакция газеты

0

На Рейстаге расписались и наши земляки

Мы продолжаем публикацию материалов, авторы и герои которых – фронтовики, наши земляки. Как они сами порой признаются, им повезло, что, будучи непосредственными участниками сражений Великой Отечественной, они остались живы и вернулись домой победителями. Повезло и нам: именно от них мы узнали страшную правду о войне и до сих пор не устаем восхищаться героизмом нашего народа в целом и каждого, причастного к тем событиям, в частности. А каждый достоин, чтобы о нем не только помнили, но и рассказывали. Что мы и делаем вновь на страницах районной газеты.

Бравший Берлин

Иван Михайлович Лобов нынче работает на птицеферме колхоза. Он скромен, неразговорчив. Глаза словно усталые, ходит неторопливо, как бы обдумывает каждый шаг.

Жители знают, что во время войны Лобов дошел до стен рейхстага. Здоровье Ивана Михайловича пошатнулось после четырех операций. А бывало на фронте он и минуты не сидел на одном месте.

Беспокойная должность была на войне у Ивана Лобова – связной пункта сбора донесений и передачи приказаний. В любой час дня и ночи связной начеку, готов мчаться в любом направлении по заданию командования. За ним охотились разведчики фашистов. Лобов всегда удачно прорывался сквозь засады.

Срочность и ответственность поручений требовали от Лобова быстроты, точности и непременности исполнения. Связист-кавалерист Иван Лобов бесстрашно преодолевал полосы артиллерийского обстрела и всегда своевременно доставлял по назначению приказ или донесение и тем способствовал успеху боевой операции.

Однажды, когда Лобов преодолевал полосу артобстрела, осколком снаряда убило лошадь. Лобов вылетел из седла. По кавалерийской традиции снял седло, отнес его в кусты, а сам продолжил выполнять задание.

Боевые документы своевременно были доставлены по назначению.

Так, почти все годы войны Иван Лобов был в движении, в разъездах, выполняя боевые задания. Но к концу войны, в самый ответственный период, в период подготовки к штурму Берлина, старшего сержанта Ивана Михайловича Лобова назначили помощником командира взвода. Теперь он действовал в составе штурмовой группы при взятии столицы фашистской Германии.

Чем больше приближались наши войска к Берлину, тем упорнее усиливали огневую мощь, использовали сталинградский опыт боев на подступах и в самом городе. У солдат и офицеров армии рос и рос наступательный порыв. Упорство фашистов держалось на отчаянии и на страхе. Гитлер отдал приказ наиболее преданным ему частям стрелять по отступающим.

Очумевшие нацисты создали в Берлине несколько круговых полос укреплений, каналов с водой. Все дома, все подвалы, бомбоубежища были превращены в укрепления. Многие подбитые танки зарыты по макушку в землю и в развалины домов. А подступы к рейхстагу были заминированы, простреливались четырьмя тысячами автоматчиков, артиллерией, пулеметами, замурованными в стены фаустпатронами. Стрельба велась почти непрерывно.

Здесь действовали наши штурмовые группы автоматчиков, которым придавали танки, орудия, саперов-подрывников и помогала авиация.

Вот в одной из таких штурмовых групп и действовал Иван Лобов. Берлин горел, дымил, стены домов разлетались от орудийных ударов, от взрывов снарядов и бомб, укрепления взмывали вверх и рассыпались от взрывных зарядов подрывников.

Несколько дней бились штурмовики 150-й стрелковой дивизии на улицах Берлина почти без сна и отдыха. Только перед штурмом рейхстага бойцам дли отдохнуть, чтобы потом с новыми силами ринуться на главное логово Гитлера.

Иван Михайлович Лобов начал битву за Берлин, когда в их взводе было 27 человек. Его не раз посылали брать «языка», и он со своими товарищами приводил не одного, а по 14 сразу. Было и такое, когда после боевой операции не досчитывали и своих товарищей. Немцы стреляли отовсюду.

После короткой, но шквальной артиллерийской подготовки, Лобов со своей штурмовой группой ринулся к рейхстагу. Ливень пуль, снарядов, мин обрушился на наступающих. Меньше половины лобовской группы прорвалось в рейхстаг. Очутившись в стенах рейхстага, открыли огонь из автоматов. Гитлеровцы с первого этажа убрались в подвальное помещение. Там их засело более полутора тысяч. Они несколько раз устраивали вылазки, пытаясь выбить из рейхстага советских воинов. Около двух суток огнем и уговорами вразумляли наши солдаты и офицеры фашистов. Последние, наконец, заявили о полной капитуляции.

На вторую ночь пребывания в рейхстаге к нашим воинам прорвались новые штурмовые группы, среди них был майор связи. Он громко спросил:

– Кто тут первым ворвался в рейхстаг?

– Мы, товарищ майор, — сказал Лобов.

– Ну, так ставьте свои подписи.

И Лобов расписался: «Старший сержант Лобов из Сибири».

И.Иванов
«Призыв», 1965 г.

Метки:




Комментарии закрыты.

Наверх ↑
  • Мы в социальных сетях

  • Выпуск: №42 от 22.10.2020